Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье

^ Девятое августа, четверг 1
- Слу-у-ша-ай, - перекликались часовые и тут, на окраине Одессы, близ станции стальной дороги и Скакового поля.

О, всероссийский распев от края до края бескрайней империи - на бастионах у державной Невы Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье; около мшистых бутырских башен и за Яузой, в Лефортове, где в Анненгофской роще затаилась военная кутузка; на плацу Новоборисоглебского централа; в губернских острогах; меж сопок, где бежит Кара, где Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье Акатуй, где кандальный Нерчинский завод. И тут - на окраине Одессы.

- Слу-у-ша-ай...

Протяжный окрик, проникая в сознание, истончил сновидение, оно поблекло; еще не проснувшись, Лизогуб пошарил под головой, но, как Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье досадно бы это не звучало, не отыскал, как бывало в детстве, лиловенькой травы, навевающей сбыточные сны. Не отыскал и, еще не проснувшись, сознал, что и взмыленная лошадка, и Фроленко, и тряская повозка - все это Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье было, было, но не в Одессе, а в Киеве, когда трое товарищей бежали из кутузки.

Тогда и же, прошлой весною, в утренний час, непонятная и совместно императивная сила привела Лизогуба на Бибиковский бульвар Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье. Он помыслил: «Какое гимназическое утро» - и позавидовал стайке школяров, их вешнему предвкушению близких каникул.

Он стоял под тополем и смотрел на панель, на кирпичи, огораживающие маленький квадрат. В квадрате, на Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье панели, рыжели пятна. Полицейский, заложив руки за спину, прохаживался рядом. Лизогуб смотрел туда, где ночкой закололи Гейкинга. На посторонний взор Лизогуб показался бы флегмантичным либо тупо-недоумевающим. А ему в эти мгновения с Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье необычной живостью вообразилось покушение. Он испытал странно-слитное чувство: как будто и стукнул кинжалом и сам получил кинжальный удар.

Неправильной походкой пошел он прочь. Ему примерещилась вдруг зимняя меховая шапка. Шапка валялась на Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье снегу, она была похожа на плотоядного зверя. Лизогубу не то чтоб вспомнилась студено-мглистая февральская ночь, одинокий прохожий, которого он принял за прокурора Котляревского и, не веря в то, что это Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье Котляревский, ускорил шаг, вроде бы испытывал себя, а прохожий побежал, приседая и размахивая руками, и растерял шапку, - нет, это, пожалуй, и не вспомнилось, а был только промельк плотоядного зверя.

Плутал Лизогуб Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье длительно, не разбирая дороги, не замечая ни улиц, ни людей, ни экипажей, но в то же время с глухим удивлением чувствуя всю эту уличную жизнь, ни на йоту не изменившуюся.

Лизогуб задумывался о Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье том, что никогда не пересечет рубежную черту, два раза пересеченную Гришей Попко, в один прекрасный момент - Валерианой Осинским. А он... он сознал невозможность лично для него, Дмитрия Лизогуба. И все его логические Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье построения рушились.

Он не представлял революцию дамой-патронессой с розанчиками для голодных и сирых. Он не запамятовал, как Гриць Золотой затаенно-восторженно живописал огнепальную черниговскую ночь, когда ловили и пороли Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье панов. Он не запамятовал, что петры-онуфрии, остервенясь, пойдут «пхать вылами». Но, думая о будущей революции, о всероссийском восстании, Лизогуб не пятился, как при виде рыжеватых пятен там, на панели.

Полное, решительное Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье, телом и разумом уяснение невозможности свершить террорное действие смешивалось с облегчением и радостью, стыдящихся самих себя и точно бы играющих с ним в прятки. Но, признав личную непригодность к террору, он очутился в глухом тупике Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье. Приверженец бунтарства, приверженец боевого направления, он оказывался только словесным адептом того, что добивалось дел, а если и слов, то из уст того, кто делал дело.

После покушения на Гейкинга Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье и побега 3-х узников закружилась в Киеве полицейско-жандармская кутерьма. Дмитрий Андреевич возвратился на Черниговщину, и доброжелательный исправник, старенькый друг дома, заверил власть предержащую: поднадзорный - под надзором.

А скоро и в Чернигове Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье, и в уездных городках власть предержащая, исправник тож, имела честь ознакомиться с «Объявлением от Исполнительного комитета»:


«Новый путь, принятый в ближайшее время российской социально-революционной партией и выразившийся в убийствах: барона фон Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье Гейкинга, ростовского шпиона Никонова и других подобных фактах, подал повод к возникновению значимого количества подметных писем, угрожающего содержания, как должностным, так и личным лицам, часто под фирмою Исполнительного комитета.

Нравственная ответственность, принятая Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье нами за наши деяния, принуждает нас заявить публике, что создатели этих угрожающих писем не имеют с Исполнительным комитетом, а нередко и с революционной партией ничего общего. Самим же создателям считаем необходимым разъяснить, что мы будем Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье преследовать их, как собственных злейших противников.

Во избежание последующих недоразумений, все исходящие от нас заявления будут на бланках Исполнительного комитета и за его печатью».

Толки начались и пересуды, возмущенные и Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье смущенные. И тренькала сокрытая, потаенная нота, Лизогуб выудил ее при следующем визите исправника.

Константин Петрович, по обыкновению, пенял на хлопоты, жару, одышку, преклонный возраст и - не изменяя обыкновению - не отказался ни от рюмашечки Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье, ни от яишенки с коробовским салом, прибавив патриотически, что такового, дескать, ни в каких европах нет-с и быть не может. А позже, отерев рот и усы огромным белоснежным платком, посмеиваясь и Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье прищуриваясь, предложил ознакомиться, как он выразился, с цидулечкой.

Очевидно, «Объявление Исполнительного комитета» Лизогубу было прекрасно понятно, и, очевидно, Лизогуб очень старательно изобразил заинтригованного читателя. Пока он читал, исправник любознательно всматривался в лицо Дмитрия Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье Андреевича. Тот прочитал, произнес задумчиво:

- Все-же до некой степени гарантия. Исправник ударил кулаком по колену:

- Вот и я говорю! А то как же-с всех-то без разбору?

Тренькала потаенная Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье нота: ужас перед возмездием. И поэтому объявление Исполнительного комитета принималось провинциальной сошкой как некоторое успокоение - все ж таки на бланке и при печати, стало быть, в неком роде делопроизводство; выходит, малых сих, которые Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье, что именуется, при выполнении, таких, выходит, не тронут... Суетливая опаска Константинов Петровичей, пошлый рефрен: нам велят. Усмехнешься, и только.

Не усмехнешься, учуяв едкий дымок, струящийся из «Объявления Исполнительного комитета»: на святом деле Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье революции кто-то уже греет руки. Террорный принцип, временный, тяжко-вынужденный, не подхватывается ли он запятанными честолюбцами либо просто уголовными? Но сам принцип представлялся Лизогубу незыблемым. Опровергнуть могло время, но времени Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье не дано было Лизогубу. Обосновать ошибку могла алгебра революции, Лизогуб ее не знал...

Наезжая в Седнев, Дриго пугался Митиной мрачности: он лицезрел в том дурной признак - Митя, наверняка, решается на Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье что-то ужасное и неисправимое, может быть и на прямое роль в делах, за которые полагается веревка. И пугаясь за Лизогуба, думая об этом прямом участии, Дриго пугался и задумывался о соучастии Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье, о собственной ответственности перед законом, а точнее, перед администрацией, не считающейся с законом.

Двойственность, появившаяся в Дригином отношении к Лизогубу, трещинка, стрельнувшая в тот денек, когда он чуть не ринулся вон из Киева Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье, двойственность эта и трещинка не пропали.

Дриге, правда, бывало вообразить, как Митя попадает в Сибирь, погибает в остроге, а он, Дриго, владея большенными валютными средствами, выручает друга, и тот бежит, как некогда Бакунин, бежит Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье из Сибири в Новый Свет. Бегут же каторжные через леса и тундры, бегут аж к Берингову проливу, попадают к южноамериканским китобоям. Кое-где там, в Новеньком Свете, в прериях, что ли Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье, российские беглецы промышляют извозом, пользуясь почтением за свою честность, отлично ладят с индейцами и все такое прочее. А при Митиных средствах, сохраненных им, Дригой, они там-то, за океаном, господи Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье боже ты мой, вроде бы отлично, чисто и вольно зажили.

Да, бывало такое вообразить. И хотелось веровать, что он, Дриго, все устроит как нельзя лучше, очутись они с Митей вне досягаемости полковников Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье. Но все таки в глубочайшем закоулке души собственной Дриго, поеживаясь, признавал, что сама-то по для себя игра его воображения разъяснялась все этим же ужасом соучастия. Доверенное лицо! Пойди-ка позже растолкуй, попробуй убеди, что Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье Лизогуб открывал для тебя немногие карты, попробуй-ка, да тебя и слушать не захочут.

И всекрете Дриго обрадовался, когда Митя произнес, что желает кончить курс наук. Это было бы отлично, говорил Дриго Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье, это было бы самое наилучшее. Он жарко вожделел, чтоб Лизогуб уехал, чтоб его не было на Черниговщине, другими словами там, где жил он, Дриго.

Лизогуб вправду послал прошение. Ему ответили, что лицам Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье, находящимся под надзором милиции, запрещено жительство в столицах, но государю Лизогубу не возбраняется поступить в хоть какой провинциальный институт.

Лизогуб избрал Одессу. Не поэтому, что юридический факультет того Новороссийского института Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье располагал наилучшей профессурой, чем, скажем, институт св. Владимира. Лизогуб не ассоциировал, не сопоставлял. Совершенно другой курс наук заботил Дмитрия Андреевича.

Он приехал в Одессу летом 70 восьмого, сошел с поезда, на флагштоке станции вяло Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье всплескивал флаг с городским гербом - корона и якорь. Было горячо и пыльно, тарахтели тележки.

Денек иль два спустя он подошел к тюремному замку. Смеркалось, тянуло полынью и угольным дымом, дышали звезды, и уже Девятое августа, четверг 1 - Пятое августа, воскресенье заводили часовые собственный всероссийский распев, выкликая то, что сейчас, год спустя, на августовском рассвете, доносилось и сюда, в скрытый каземат Лизогуба:

- Слу-у-ша-ай...

Они замолкли, тюремные часовые: пришло утро.


deyatelnost-mezhdunarodnih-organizacij-reguliruyushih-torgovlyu.html
deyatelnost-molodogo-krilya-nurotan.html
deyatelnost-nalogovoj-policii-po-borbe-s-nalogovimi-pravonarusheniyami-na-materialah-ufspp-rf-referat.html